Официальный сайт Священной Митрополии Абхазии > Статьи > Архимандрит Дорофей (Дбар). Итоги первого года преподавания в АГУ

Архимандрит Дорофей (Дбар). Итоги первого года преподавания в АГУ

 

В сентябре 2020 г. я был приглашен в качестве преподавателя древнегреческого языка на кафедру истории, археологии и этнологии Абхазии исторического факультета Абхазского государственного университета (далее АГУ). Я читал лекции по курсу «Древнегреческий язык для историков» магистрантам исторического факультета названного университета.

Основная цель курса — дать магистрантам, специализирующимся по истории Абхазии (Восточного Причерноморья) в античные (период Великой греческой колонизации) и средние века (Византийский период), базовых знаний по древнегреческому языку, включающих в себя основы морфологии и элементарного синтаксиса, а также навыки самостоятельного чтения и перевода со словарем несложных классических и эпиграфических текстов.

Дополнительно я поставил перед собой еще одну цель — ознакомить студентов с новогреческим языком (с него и был начат курс «Древнегреческий язык для историков»), а также с эпиграфическими и другими памятниками греческого языка на территории Абхазии (с этой частью лекций студенты смогут ознакомиться в следующем учебном году).

В конце мая текущего года завершился очередной цикл занятий в АГУ и у меня появилась возможность еще раз вернуться к теме высшего образования в нашей стране и поделиться некоторыми наблюдениями и размышлениями.

Прежде всего следует сказать, что пандемия и связанный с нею карантинный режим очень сильно и не лучшим образом сказался на процессе преподавания и учебы в АГУ. Из запланированных мною 140 часов лекций и занятий в рамках двух семестров прошедшего учебного года в реальности мне удалось провести лишь 72 часа. Первое и главное, слава Богу, все живы, хотя коронавирусной инфекцией COVID-19 переболели и некоторые мои студенты.

Второе, что считаю важным отметить — это условия, в которых обучаются наши студенты. На мой взгляд, они очень хорошие. Большое и комфортное здание АГУ, совсем недавно было капитально отремонтированное, расположено на окраине столицы Абхазии, в тихом и красивом месте, с великолепной панорамой (кстати, и это слово из греческого языка — πανόραμα) на море и древнюю Диоскуриаду, т. е. современный Сухум. То, что университет находится на окраине города, — это очень хорошо со многих точек зрения, хотя с этим, может быть, многие и не согласятся. В университете функционирует и хорошая студенческая столовая, что немаловажно с учетом отдаленности АГУ от центра города. Единственное, чего не учли при последних ремонтно-восстановительных работах в АГУ (уж простите за откровенность!), так это устройство санузлов. «Совковый» подход в этом вопросе, к сожалению, по-прежнему продолжает иметь место не только в Абхазии, но и в большинстве учебных и иных заведений на всем постсоветском пространстве.

Третье — студенты. На моем курсе изначально было пятнадцать студентов (большинство из них, как обычно, девушки). После первого семестра университет оставили двое, хотя, как мне показалось, они были очень способными. С остальными тринадцатью студентами мы прозанимались до конца года.

С самого начала наших лекций я сразу разъяснил студентам свой подход к учебе, который выглядит следующим образом:

  • Посещаемость лекций для меня наиважнейший фактор. Во-первых, студенты не могут исключительно самостоятельно осваивать знания, даже учитывая, что в наше время благодаря Интернету у них имеются для этого огромные возможности. Во-вторых, присутствие на лекциях (даже в случае нежелания студентов готовиться самостоятельно) может неожиданно для них самих породить интерес к учебе (это, конечно же, во многом зависит и от преподавателя), кроме того, живое непосредственное общение само по себе способствует накоплению знаний и расширению кругозора.

Это подтверждают и слова американца Клэя П. Бедфорда: «За один день вы можете преподать студенту урок, но если вы воспитаете в нём любознательность и любопытство, то он будет продолжать учиться всю свою жизнь».

В ходе наших лекций я часто спрашивал студентов, читали ли они ту или иную книгу, смотрели ли тот или иной фильм, слушали ту или иную музыку и т. д. К сожалению, чаще всего я слышал ответ — нет. Тогда я делал все возможное, чтобы заинтересовать их прочитать книгу, посмотреть фильм, послушать музыку и т. д. Должен заметить, что такой подход срабатывает.

Одна из студенток в середине второго семестра спросила меня: не поздно ли ей начинать наверстывать упущенное в различных областях человеческих познаний?

Эти слова были для меня очень важны! Я напомнил ей известный афоризм римского ритора Квинтилиана: «Учиться никогда не поздно!».

Кстати, во втором семестре посещаемость лекций у моих студентов намного выросла. Четверо из тринадцати студентов во втором семестре вообще не пропустили ни одной лекции! Трое пропустили всего по одной. Понятно, что на каждом курсе имеются и «заядлые прогульщики», но не будем обличать их публично…

  • Активность в виртуальной группе (соцсети). С самого начало мною была создана группа в Facebook под названием «Греческий язык для историков АГУ», куда я регулярно выкладывал лекции, различные, аудио- и видеоматериалы. За прошедший учебный год в нашей группе было выложено 40 текстов и учебных пособий в формате pdf. и 88 аудио- и видеоматериалов. Разумеется, я отслеживал активность студентов в виртуальной группе, и таковая активность влияла на итоговую оценку, которую они получали в конце каждого семестра.

Здесь же замечу, что я не случайно начал свой курс «Древнегреческого языка для историков» с освоения новогреческого языка, более легкого и доступного. Поскольку мне хорошо известны сложности древних языков, в их числе и древнегреческого, мне было важно не отбить у студентов желания к изучению языков. Я пробуждал их заинтересованность с помощью современных видеоклипов, музыки, фильмов, т. е. тех ресурсов, к которым современные молодые люди проявляют интерес.

Есть такой замечательный фильм из золотой эпохи греческого комедийного кино «Το ξύλο βγήκε από τον παράδεισο», т. е. «Побои (я бы перевел — шлепки и подзатыльники) пришли из рая». Он был снят в 1959 году режиссером Алекосом Сакеллариосом. В фильме идет речь о взаимоотношениях преподавателей и учащихся элитной школы, где, разумеется, изучали и древнегреческий язык. Так вот, ученица этой школы Лиза Папаставру (она же главная героиня фильма), узнав, что на вакантное место преподавателя древнегреческого языка приглашен новый педагог, обсуждает с одноклассницами, зачем им нужен древнегреческий язык? Какое они найдут ему применение в жизни? Научили бы их лучше английскому, может быть, в один прекрасный день они, оказавшись в Голливуде, могли бы пообщаться с самим Марлоном Брандо. Или же научили бы их французскому, чтобы, находясь в Париже, они смогли поговорить с Жераром Филипом. На худой конец, пусть их научат испанскому… В общем, пусть их научат любому иностранному языку, от этого будет больше толку, чем от изучения древнегреческого! Что они будем делать с древнегреческим? Существует какая-либо вероятность, что они смогут пообщаться с Периклом и Аспасией (надеюсь, мои студенты знают о ком идет речь)? Однако в финале фильма выпускницы элитной школы начинают понимать, как важно для жизни современным людям знать, что говорили и писали древнегреческие мыслители, философы, поэты и др. о человеке и самой жизни.

Фильм заканчивается следующими стихами из трагедии древнегреческого драматурга Софокла «Антигона»:

«Ἔρως ἀνίκατε μάχαν,

Ἔρως, ὃς ἐν κτήνεσι πίπτεις,

ὃς ἐν μαλακαῖς παρειαῖς

νεάνιδος ἐννυχεύεις,

φοιτᾷς δ᾽ ὑπερπόντιος ἔν τ᾽

ἀγρονόμοις αὐλαῖς·

καί σ᾽ οὔτ᾽ ἀθανάτων φύξιμος οὐδεὶς

οὔθ᾽ ἁμερίων σέ γ᾽ ἀνθρώπων,

ὁ δ᾽ ἔχων μέμηνεν».

Надеюсь, мои студенты с помощью древнегреческих словарей (а они в формате pdf. имеются у них) переведут для себя эти стихи.

Возвращаясь к вопросу, почему я начал свой курс с новогреческого языка, замечу, что мои студенты с огромным удовольствием стали смотреть и слушать видеоклипы с современными греческими песнями, стали запоминать тексты этих песен наизусть и петь вместе со мной в аудитории. Для этого дела я даже приобрел специальную портативную колонку.

Все уже знают, что если в здании исторического факультета звучит греческая музыка, то это о. Дорофей поет со своими студентами. К концу года на курсе даже сформировался ведущий дуэт исполнителей греческих песен (не стану называть имен, чтобы никого не смущать).

Когда студенты не выполняли моих требований по изучению древнегреческого языка, я говорил им: не хотите изучать древний язык, чтобы стать на путь преподавательской деятельности и научной работы, тогда будете подрабатывать на жизнь, исполняя греческие песни в кафе и ресторанах!

Да, времена изменились. В моем детстве большинство родителей в Абхазии пугали своих не желавших хорошо учиться чад профессией пастуха (аҵара шәҵар шәҭахымзар, аџьмақәа шәрыцзаап)!

Кстати говоря, такое негативное восприятие вышеуказанной профессии, судя по всему, отчасти повлияло на то, что древнейшая и важнейшая отрасль экономики Абхазии — животноводство — оказалась в полном забвении. Как результат, большая часть населения нашей страны ирҵазгьы ахьрыхәаз ҳәа акгьы ыҟам, иара арахә ааӡараҟынгьы, анхамҩаҟны ирдыруазгьы рхашҭит!

Как тут не вспомнить слова нашего соотечественника писателя Фазиля Искандера, сказанные им в «Письме к друзьям»: «Люди, когда-то говорившие о вреде всеобщего образования, были не так уж глупы, хотя выглядели реакционерами. Я думаю, лучшие из них, по крайней мере, были озабочены не своими эгоистическими интересами, а пониманием достаточно долгого и опасного межеумочного состояния огромного количества людей, оторванных от народной этики и не усвоивших общечеловеческую».

  • Создание индивидуального учебного пособия. Поскольку изучение любого языка — это постоянное повторение пройденного материал, я с самого начала потребовал, чтобы студенты купили себе две большие папки с файлами (отдельно для новогреческого и отдельно для древнегреческого). Эти папки пополнялись в течение года различными материалами — текстами, таблицами, тестами, ксерокопиями и другими материалами, которые я каждому из студентов предоставлял.

Для меня самого очень важно, чтобы любая лекция была наглядной. Визуализация при изучении языка важна вдвойне, поскольку зрительная память — важнейший фактор освоения языка.

За прошедший учебный год мною было выдано студентам более 70 страниц теоретического и более 50 страниц практического материалов.

Здесь же хочу обратить внимание на одно свое наблюдение из жизни студентов АГУ. Я очень редко встречаю у нас студентов с рюкзаками, без которых немыслима жизнь их ровесников в других странах мира. Наши девушки чаще всего носят какие-то модные мини-сумочки и клатчи, а ребята предпочитают ходить с одной тетрадью для всех лекций.

Сам я уже лет пятнадцать постоянно ношу рюкзак и не могу представить, как можно учиться в университете, не имея при этом с собой специального рюкзака со многими тетрадями, книгами, папками с лекциями и другими необходимыми принадлежностями. Я уж не говорю о портативном компьютере!

Пользуясь случаем, хочу обратиться к родителям: вместо дорогих одеяний и телефонов прошу вас покупать своим детям-студентам рюкзаки и портативные компьютеры. Успешная учеба без этих вещей попросту не получится!

  • Самостоятельная работа дома. Сюда входило выполнение различных письменных заданий, тестов, пополнение словарного запаса и самостоятельное освоение учебников по новогреческому и древнегреческому языку. Я требовал, чтобы учебные пособия были у студентов не только в формате pdf., но и в печатном виде. Это нужно для того, чтобы я мог наглядно видеть, работали студенты с учебниками или нет. Если на учебниках имелись различные пометки ручкой, маркером и т. д., было понятно, что с ним работали. Данный фактор также учитывался при итоговой оценке в конце семестра.

К сожалению, должен констатировать, что самая большая проблема современных студентов, в том числе и моих, — отсутствие строгого распорядка дня, в особенности за пределами стен университета. Я понимаю, поскольку и сам был студентом, что в таком возрасте основные интересы молодых людей сосредоточены на прекрасных сторонах человеческой жизни. Но хорошее образование — это всегда результат строгого распорядка жизни и дисциплины человека, т. е. самоорганизации.

Во второй половине XX века — а это время мнимой свободы и раскрепощенности — начался бурный протест против традиционного воспитания детей и классических методов их обучения. Яркой иллюстрацией к этому является вторая часть знаменитой композиции британской рок-группы Pink Floyd — «Another Brick In The Wall» («Еще один кирпич в стене»), где рассказывается о проблемах образования и «издевательствах» над детьми.

Однако именно классические образовательные центры, в их числе монастырские и церковные школы со строгим распорядком дня, функционировавшие чаще всего в закрытом режиме, давали, как мне кажется, больше результатов, нежели царящая в наше время свободная форма обучения. Я могу судить об этом, поскольку и сам прошел через восьмилетнюю семинарскую и академическую штудию.

Напомню, что многие церковные и монастырские школы воспитали и выпустили огромное количество выдающихся деятелей не только Церкви, но и культуры, политики, других областей человеческой деятельности. Несколько примеров. Мари-Анри Бейль (1783–1842), более известный под псевдонимом Стендаль, французский писатель, один из основоположников психологического романа. В детстве Стендаля обучал грамоте иезуит Райян, который заставлял его читать Библию, от чего, как полагают исследователи жизни писателя, он всю жизнь испытывал ужас и недоверие к священнослужителям. В романе Стендаля «Красное и черное» — общепризнанном литературном шедевре XIX века — мы читаем сцену, как главный герой романа, Жюльен, свободно цитирует на латыни целые страницы Библии. Или же генерал Шарль де Голль (1890–1970), «последний великий француз», как писали о нем составители его жизнеописания, чей отец был профессором философии и литературы в школе иезуитов. Два великих режиссера XX века — Федерико Феллини (1920–1993) окончил монастырскую школу, Ингмар Бергман (1918–2007) — сын лютеранского пастора. Здесь я перечислил только тех, кого вспомнил на вскидку.

Да, может быть, многие из них уже в зрелом возрасте и оценивали свою учебу в монастырских и церковных школах негативно, и это отношение отразилось на их последующем творчестве. Но, поверьте, вышеперечисленные и многие другие известные лица никогда бы не состоялись как великие люди без тех лет своей жизни, которые они провели по строгому распорядку и под надзором в монастырских и церковных школах.

Андрей Чочуа (1879–1965), выдающийся педагог, общественный и государственный деятель Абхазии, сообщает нам в собственных мемуарах о распорядке жизни учащихся Сухумской горской школы в конце XIX века, тех, что находились на содержании в пансионе, или, как говорили в то время, «жили в пансионате».

«Вся жизнь учащихся пансионата, — вспоминал А. Чочуа, — была построена по строгому распорядку: вставали в 7.30 утра, в 8 часов пили чай, а в 8.30 начинались занятия. После третьего урока учащиеся пансионата завтракали в столовой, а остальные (приходившие на учебу из дому — о. Дорофей) приносили еду с собой. Обедали в три часа дня. После полуторачасового перерыва приступали к работе в мастерских и на участках, затем ужинали. С 7 и до 9 часов готовили уроки, а в 10 часов ложились спать. Учителя наши были люди интересные, многие — выходцы из народа, с хорошим образованием. Надзор за учащимися со стороны воспитателей и учителей был постоянным и строгим. Поочередно они почти все время находились с детьми, поэтому нарушение дисциплины случалось редко, причем за драки и другие проступки наказывали оставлением без обеда или без ужина».

  • Дополнительная литература для чтения. Проблема с чтением книг существует во всем современном мире. Эпоха гаджетов, к сожалению, приучила людей к чтению лишь небольших текстовых фрагментов. Тем не менее нам со студентами удалось дополнительно прочитать следующие три книги: 1) Аполлоний Родосский. Аргонавтика; 2) Нил Ашерсон. Черное море. Колыбель цивилизации и варварства; 3) Геродот. История. Книга 1.

К сказанному добавлю, что на Рождество и Пасху я подарил студентами все книги и журналы, которые были изданы Издательским отделом Священной Митрополии Абхазии. Надеюсь, их они тоже прочтут. Самым большим подарком для них оказалась моя докторская диссертация на греческом языке, которая также была издана вышеуказанным нашим издательским отделом. Она стала их первой книгой на греческом языке.

  • Зачеты. Их у нас было два, в конце обоих семестров. Проходили зачеты следующим образом: вначале в течение двух часов студентам был задан письменный тест (на 5–6 страниц), затем устный тест — чтение вслух небольших текстов на новогреческом и древнегреческом и их перевод на абхазский или русский язык. Если с чтением греческих текстов практически у всех студентов было очень хорошо, то с письменными тестами и переводами прочитанных текстов было много проблем. Как заметила одна из студенток, если бы они у себя дома рылись в учебниках и словарях с таким же усердием, как во время сдачи письменных зачетов, успех в изучении греческого языка был бы гарантирован.

Итоговые оценки оказались следующими: в первом семестре у шестерых студентов четверки, у остальных восьми — тройки; во втором семестре у одиннадцати студентов четверки, и только у одного тройка. При этом у восьми студентов я нахожу хорошие задатки для изучения новогреческого языка, а хорошие задатки для изучения древнегреческого языка — только у четырех.

 

6 июня 2021 г.

Новый Афон