Русский     English     Аҧсуа

Официальный сайт Священной Митрополии Абхазии > Новости > Мнение: о проблемах воссоздания церковного института в Абхазии
14.11.2017

Мнение: о проблемах воссоздания церковного института в Абхазии

Воля ваша, господа, однако в последнее время, мы как-то профессионально уходим от главной темы. Высказывания и прожекты, пожелания и юрисдикции — это все прекрасно, но в силу сложившихся обстоятельств, скорее достойно «детской песочницы» или демагогии эпохи декаданса страны Советов, нежели серьезного церковного подхода. Серьезный церковный подход не может быть лживым. Он обязан быть правдивым.
 
В военное и послевоенное время студенты из Абхазии обучались и переживали процесс церковного формирования не где-нибудь в Европе или Азии, церковное формирование будущего абхазского духовенства проходило в Русской Православной Церкви. Порядка 10 лет без малого каждый из студентов потратил на обучение и формирование в Троице-Сергиевой Лавре, в Московских Духовных Школах: Семинарии, Академии, Иконописной школе. Это потом уже, в силу известных обстоятельств, Господь сподобил студентов продолжить обучение в Греции, Швейцарии и т.д.
 
Абхазские студенты поступали на учебу не от Грузинской Православной Церкви, чьи канонические границы распространялись на Абхазию. Протекцию им составлял лично Первый Президент РА В.Г. Ардзинба и все друзья Абхазии, находившиеся в Москве. Абхазские студенты приезжали из непризнанной, но самостоятельной и взявшей стратегический курс на суверенитет, страны. Как известно, еще в октябре 1999 года на референдуме 97,7 % населения одобрили действующую Конституцию Республики Абхазия, что дало возможность «правового оформления независимого государства». Это формальная сторона вопроса. Независимость же – сторона жизненно важная.
 
Республика Абхазия сегодня – это суверенное и независимое государство. Вспоминая, как молодые абхазские студенты подвергались насмешкам или остракизму по самым разным причинам, понимаю, что всё это можно было вытерпеть, только потому, что вопрос статуса страны не был оспоримой темой.Априори все было ясно.
 
На конференции в Сухумском соборе в 1995 году, приуроченной 200-летию кончины последнего католикоса Максима II, впервые, во всеуслышание прозвучала задача — восстановление автокефальной Православной Церкви в Абхазии. В теперь уже далеком 1995 году абхазских священников было совсем мало, а точнее один — иерей Виссарион Аплиаа. На конференции с поддержкой этой задачи высказались представители интеллигенции, семинаристы и власти.
 
Процесс восстановления автокефалии – не прост и не скор, как хотелось бы. Православие в Абхазии представлялось едва тлеющим огоньком лампады. В это непростое время равноапостольный подвиг взяла на себя Русская Православная Церковь. Обучение, формирование студентов – будущего духовенства, антиминсы для совершения Литургии, святое Мирро для совершения таинства Миропомазания, облачения, утварь, иконы, книги — все это поступало только от одной Церкви, Русской. С течением времени, выпускники МДАиС открыли Новоафонское Духовное училище, подготовившее будущее духовенство и для Абхазии, и для епархий России и Украины.
 
Увеличение духовенства, как и увеличение паствы, естественно, требует и административного обустройства. Православная Церковь — это не пресвитерианское сообщество, как, например, церковь Шотландии. У нас епископальное устройство, а вот епископа в Абхазии как не было в 1995, так и нет в 2017 году. Нет того, кто мог бы духовно возглавлять и молитвенно руководить церковной жизнью; нет того, кто мог бы разрешать текущие церковные вопросы и проблемы; нет того, кто мог бы рукополагать духовенство и освящать новые храмы и так далее. Ведь епархия – это не изолированная обитель, затерянная в горах.
 
Епархия не существует согласно романтическим представлениям о Православии. Там, где есть люди — всегда есть искушения, разномыслия, недопонимания, обиды, соперничество, вражда и прочее. Разрешать такие серьезные вопросы, в процессе, как сейчас говорят, «удаленного доступа», не посещая страны и не общаясь с людьми абсолютно невозможно.
 
Кризис внутри Церкви, какие бы формы он ни принимал, требует вмешательства для своего разрешения. В процессе поиска путей для такого рода разрешения и «нашла коса на камень» в абхазском церковном вопросе. «Помощь» оказалась достаточно однобокой, не глубокой, не учитывающей реальные интересы и чаяния народа Абхазии.
 
Когда-то, молодое абхазское духовенство, напрягалось изо всех сил в поисках методов и формы, для решения сложного уравнения: с одной стороны, сохранения живого огня веры в душах, с другой – канонического урегулирования проблемы. Это было и остается совсем нелегким делом, поскольку «Республика Абхазия – суверенное Государство…», ведь так решили в свое время граждане страны. Различные модели разрешения абхазского церковного вопроса (в том числе и последняя модель т.н. «двойной юрисдикции») неприемлемы в условиях после Отечественной войны абхазского народа 1992-93 гг. В церковной среде это не всегда находит понимание. Много лет назад один профессор богословия вопрошал: «Ну что вам еще надо? Рукоположит вам Грузинская Церковь епископа, разве этого недостаточно?».
 
Самое интересное как раз в том и заключается, что не Церковь определяет государственное устройство страны! Церковь имеет в своем арсенале самые разные формы для существования: в виде обычных диоцезов (епархий), объемлющих районы или края (административно-территориальные деления в России, Греции, Сербии и т.п.). Формы митрополий для крупных городов (центров областей). Формы экзархатов (Белоруссия) и митрополичьих округов (Средняя Азия), для разных стран. Формы самого разного рода самоуправления (Эстония) и автономий (Украина, Япония, Финляндия, Крит), в составе единой церковной юрисдикции. Мы имеем возможность наблюдать все это воочию в наши дни.
 
Таким образом, не Церковь формирует государственное обустройство! Тому есть множество примеров. Вначале отошел архонт Леон от Константинополя, т.е. сформировалось Абхазское Царство, а уже затем он послал в Антиохию послов и положил начало Пицундскому Католикосату. «Когда отложился Леон, — пишет Вахушти, — и нарекся царем абхазов, тогда греки были ослаблены, и при помощи сего Леона или его наследников освободилась от зависимости греков, ибо об этом свидетельствует имя его, так как именуют его католикосом Абхазии, а не Эгриси или Имерети».
 
Вначале короновался Иоанн IV Васильевич Грозный и стал именоваться «царем», и только при его сыне Феодоре Иоанновиче, Борис Годунов мастерски воплотил, посредством Константинопольского патриарха Иеремии II, давнюю мечту — патриархом Московским и всея Руси стал св. Иов.
 
Первый сербский архиепископ и глава автокефальной Церкви Сербии св. Савва I, был сыном князя Стефана Немани и родным братом первого короля Сербии Стефана I Первовенчанного из рода Неманичей. Автокефалия Сербской Православной Церкви была провозглашена двумя годами позже коронования Стефана. Можно вспомнить примеры из истории Греции, Румынии, Болгарии, той же Грузии, которая во время развала СССР, в 1990 году получила признание своей автокефалии от международного православного сообщества в лице Вселенского Патриарха.
 
Современная Абхазия не может быть исключением из этого правила. Как видно, различные формы церковного устройства получаются не по прихоти верующих, вовсе нет. Церковь приспосабливается к тем условиям, в которых уже проживает сама паства. Будь это княжества или царства, империи или республики, с социалистическими или капиталистическими устройствами жизни, признанные или не признанные. Всё это не имеет ровным счетом никакого значения.
 
Как видно, статус Абхазии — самопровозглашенной, непризнанной, затем частично признанной, для абхазского духовенства также не имеет никакого значения. Духовенство в Новом Афоне всегда ориентировалось на главное — волю народа, волю верующих. Референдум 1999 года показал стремление 97% жителей жить суверенно, а плебисцит 2013 года показал те же 97% желающих воссоздания автокефальной Церкви в Абхазии.
 
Получается, что откровенны, последовательны и предсказуемы в своих действиях именно священнослужители Священной Митрополии Абхазии! Действительно, именно духовенство СМА на разных временных этапах, в ходе различных переговоров со всеми заинтересованными сторонами, так или иначе, исходило из одной и только одной позиции, Абхазия – это суверенное государство.
 
Так было и во время переговоров с архиереями близлежащих епархий, и во время встреч¹ ² с представителями ОВЦС МП, и в процессе разработки различных схем воссоздания епископской кафедры, и во время встреч с представителями Вселенской Патриархии. В ходе этих переговоров скопился достаточно серьезный опыт.
 
К нашему глубочайшему сожалению, совсем не то же самое можно наблюдать в действиях тех, кто именует себя «власть предержащими». Иные, заверяя в своей помощи в деле воссоздания Церкви, скоропостижно к утру меняют данное с вечера обещание. Иные, поддерживая движение за независимость, на определенном этапе совсем уходят в сторону.
 
Нетрудно понять, что автокефалия или независимость Церкви в Абхазии – это не следствие прихоти или личного мнения абхазского духовенства в Новом Афоне. Ведь не традиционные фамильные сходы или родовые интересы обусловили их идти по этому нелегкому пути. Не от предков получили абхазские священнослужители церковные саны и не своим прямым потомкам передадут церковные институты. Нет!
 
Духовенство в Новом Афоне не сворачивая с намеченного и вполне прозрачного пути, терпело и терпит удары. Однако, не внешние удары вызывают удивление и вгоняют в печаль, отнюдь! Не чем иным, как «ударами в спину» от господ политиков можно назвать такое отношение, которое сегодня испытывает с их стороны и Митрополия, неся при этом невосполнимые, тяжелые духовные потери. Давайте зададимся вопросом — кому всё это надо? Монаху, отказавшемуся от всего мирского и ушедшему в обитель? Неужели кто-то всерьез полагает, что столь образованные священнослужители не могли бы воплотить в своей жизни мечту персонажа «12 стульев» о «свечном заводике» и тихой приходской жизни, «не прихоти ради, но живота своего для», которую можно наблюдать повсеместно?
 
Иной раз, хочется обратиться к власть предержащим, вне зависимости от их идеологических предпочтений и политических приоритетов: Господа, определитесь уже! Ведь духовенство устает от патетических поучений в том, как выстраивать отношения с Русской или Грузинской Православными Церквями «во благо Абхазии». Никто из поучающих не владел и не владеет тем инструментарием, теми связями и возможностями, которые по праву принадлежат духовенству.
 
Не для публики, электронных или иных медиа, а для себя самих ответьте на простой вопрос: почему духовенство в Новом Афоне должно одно нести бремя восстановления церковных институтов для независимой Абхазии, и при этом страдать как от внешних, так и от внутренних возражателей? Наградой за это духовенству в Новом Афоне оказывается лишь скорби и страдания!
 
Если перспективы или сегодняшнее положение страны не позволяют вам в полной или частичной мере воспользоваться благом суверенитета и помочь воссоздать автокефальную Церковь, хотя бы дайте знак! Мы будем ориентироваться на реалии. Ведь все вышеперечисленные формы существования церковных институтов до сих пор действенны.
 
Очевидно, если власть не суверенна, то не может быть и никакой автокефалии! Сама собой для нас отпадает надобность в никому не нужном напряжении, в котором мы ежечасно пребываем. Не может Церковь, без властей, воплощать в жизнь плоды независимости страны. Это не функция Церкви.
 
По аналогии, вспоминается уже библейская дилемма из книги Царств, связанная с величайшим пророком Илией и языческим блудодейством Израильского царства. За подобное бесчинство в стране, при царе Ахаве начался голод:
 
«Тогда Ахав пошел навстречу Илии. Увидев Илию, он сказал ему:
– Это ты навел беду на Израиль?
– Не я навел беду на Израиль, – ответил Илия, – а ты и дом твоего отца. Вы оставили повеления Господа и пошли за Баалами. Пошли же людей и собери народ со всего Израиля ко мне на гору Кармил. Приведи четыреста пятьдесят пророков Баала и четыреста пророков Ашеры, которые едят со стола Иезавели. Ахав послал известить всех израильтян и собрал пророков на гору Кармил. Илия вышел к народу и сказал:
– Долго вы будете хромать на оба колена (сколько еще вы будете пытаться усидеть на двух стульях)? Если Господь – это Бог, идите за ним, а если Баал, то идите за ним.
Народ не отвечал ему ни слова. Тогда Илия сказал им: – Из Господних пророков остался я один, а у Баала пророков четыреста пятьдесят человек…»
 
(Третья книга Царств 18:16-22)
 
Судьбы пророка Илии, служителей Баала и царя Ахава всем известны.
 
На горе Преображения, ревностный Илия явился вместе с пророком Моисеем, и они воочию увидели воплощение той великой цели, ради которой оба, как и бесчисленное множество других служителей, терпели невзгоды и страдания всю свою жизнь. Они увидели воплощенного Бога Слова!
 
Давайте сегодня будем восстанавливать нашу Церковь не для того, чтобы что-то увидеть в будущем или иметь возможность чем-то похвастать. Давайте вместе созидать Церковь, смотря на Христа, который уже пришел и уже совершил! Совершил Свой подвиг по восстановлению человека. Уже возвратил человеку достоинство именоваться не рабом, но Сыном Бога. Ведь Церковь — собрание детей Божьих, а значит друг другу — братьев и сестер.
 
Герман Маршания — Facebook

Церковный календарь



Новости


______________________________

Новинки

Яндекс.Метрика