Официальный сайт Священной Митрополии Абхазии > Статьи > ДРЕВНИЕ КАНОНЫ И СОВРЕМЕННАЯ ЦЕРКОВНАЯ СИТУАЦИЯ В АБХАЗИИ

ДРЕВНИЕ КАНОНЫ И СОВРЕМЕННАЯ ЦЕРКОВНАЯ СИТУАЦИЯ В АБХАЗИИ

Икона: Святые 318 отцов І Вселенского собора (г. Никея, 325 г.). Аныха: І-тәи Адунеизегьтәи еизара иалахәыз 318 абцқьацәа (ақ. Никеа, 325 ш.)

 

Архимандрит Дорофей (Дбар)

Древние каноны и современная церковная ситуация в Абхазии

 
9 июня 2019 г., в седьмое воскресенье после Пасхи, Православная Церковь отметила память святых 318 (традиционно принятое число) богоносных отцов Первого Вселенского собора, созванного в Никее (город в Малой Азии, современный турецкий город Изник) в 325 г. Среди Святых Отцов, участников этого Собора, был и святой Стратофил, епископ Питиуса (совр. Пицунда), который по возвращении в Абхазию привез с собой важнейшие решения этого Собора:

  • осуждение ереси арианства;
  • принятие Символа веры из семи пунктов;
  • фиксация преимущества епископов четырех крупнейших митрополий: Римской, Александрийской, Антиохийской и Иерусалимской;
  • установление времени празднования христианской Пасхи;
  • 20 правил (канонов), выработанных Отцами Собора.

Готовясь к проповеди, я снова прочитал все 20 правил Первого Вселенского собора. В связи с последними событиями вокруг Новоафонского монастыря предлагаю обратить внимание на некоторые из них.

Правило 4: «Епископа поставлять наиболее прилично всем той области Епископам. Если же это неудобно, или по надлежащей нужде, или по дальности пути: по крайней мере три во едином месте да соберутся, а отсутствующие да изъявят согласие посредством грамот: и тогда совершать рукоположение. Утверждать же таковые действия в каждой области подобает ее Митрополиту».

Как это правило действовало в IV в. в отношении Абхазии. В то время на территории современной Абхазии существовал только один известный нам церковный институт — Питиундская (Пицундская) епископия, которая входила в состав Понт Полемонтийской церковной области (епархии). Глава Пицундской Церкви рукополагался епископами Понт Полемонтийской епархии, и это рукоположение происходило при прямом участии митрополита Неокесарийского (город в Малой Азии, современный турецкий город Никсар).

Как это правило действует сегодня. Территория современной Республики Абхазия с 1943 г. была официально включена в состав Грузинской Православной Церкви. И сегодня все автокефальные Поместные Православные Церкви, включая Русскую Православную Церковь, признают территорию Абхазии частью канонической территории ГПЦ. Следовательно, весь епископат (Синод) ГПЦ во главе с патриархом – католикосом Грузии, который с 2009 г. носит титул «митрополита Пицундского и Сухумо-Абхазского», должен дать согласие на рукоположение епископа для Абхазии. Затем в Абхазию должны приехать три епископа Грузинской Церкви, которым и предстоит рукоположить нового Абхазского епископа.

Правило 5: «О тех, которых Епископы, по каждой епархии удалили от общения Церковного, принадлежат ли они к клиру, или к разряду мирян, должно в суждении держаться правила, которым постановлено, чтобы отлученные одними не были приемлемы другими. Впрочем, да будет исследовано, не по малодушию ли, или распре, или по какому-либо подобному неудовольствию Епископа, подпали они отлучению. И так, дабы об этом происходить могло приличное исследование, за благо признано, чтобы в каждой области дважды в год были Соборы: чтобы все вообще Епископы области, собравшись воедино, исследовали таковые недоумения: и таким образом достоверно оказавшиеся несправедливыми против Епископа, основательно всеми признаны были недостойными общения, доколе не заблагорассудит собрание Епископов произнести о них более снисходительное решение…».

Если данное правило применить к абхазским клирикам — архимандриту Дорофею (Дбар) и иеромонаху Андрею (Ампар), запрещенным епископом РПЦ, то мы имеем следующую картину.

Архимандрит Дорофей (Дбар) и иеромонах Андрей (Ампар), рукоположенные в разное время епископами Майкопской и Адыгейской кафедры РПЦ, были отправлены на территорию Абхазии, де-юре находящейся в ведении ГПЦ. Активная церковная, пастырская и миссионерская деятельность названных клириков вызвала протесты со стороны иерархов ГПЦ, которые стали требовать от иерархов РПЦ не нарушать канонов и не вмешиваться в дела на территории Абхазии (де-юре находящейся в ведении ГПЦ). Во избежание серьезного церковного конфликта между РПЦ и ГПЦ в 2005 г. названным клирикам были выданы отпускные грамоты «с правом перехода в другую епархию». Причем эти грамоты были оформлены задним числом. То, что документ был оформлен задним числом (от 10 марта 2002 г.), определяется довольно легко: в нем стоит подпись и печать «Пантелеимон, архиепископ Майкопский и Адыгейский». В 2002 г. владыка Пантелеимон был епископом, и только 25 февраля 2005 г. епископ Майкопский и Адыгейский Пантелеимон был возведён в сан архиепископа.

В 2011 г. архимандрит Дорофей (Дбар) и иеромонах Андрей (Ампар), находившиеся на территории Абхазии, были запрещены в священнослужение епископом Майкопским и Адыгейским РПЦ Тихоном, юрисдикция которого никак не распространяется на территорию Республики Абхазия. Т.е., согласно вышеприведенному 5-му правилу Первого Вселенского собора архимандрит Дорофей (Дбар) и иеромонах Андрей (Ампар), рукоположенные епископами Майкопской и Адыгейской кафедры РПЦ, должны были к моменту их запрещения, нести свое священническое служение на территории Майкопско-Адыгейской епархии. Только в последнем случае, если архимандрит Дорофей (Дбар) и иеромонах Андрей (Ампар) после запрещения на территории Майкопско-Адыгейской епархии направились бы на территорию другого епископа и были бы приняты последним, в действие вступило бы правило — «отлученный одними (епископами) не должны быть принимаемы другими (епископами)». В случае же с архимандритом Дорофеем (Дбар) и иеромонахом Андреем (Ампар) на момент запрещения они несли свое священническое служение на территории Абхазии, где с 1993 г. вообще не было никакого епископа.

Кроме того, очень важно положение рассматриваемого нами 5-го правила Первого Вселенского собора: «Впрочем, да будет исследовано, не по малодушию ли, или распре, или по какому-либо подобному неудовольствию Епископа, подпали они отлучению». Т.е. не было ли запрещение, наложенное на архимандрита Дорофея (Дбар) и иеромонаха Андрея (Ампар), следствием «распри» или человеческого произвола епископа Майкопского и Адыгейского?

Через несколько недель после запрещения в священнослужении, наложенного на архимандрита Дорофея (Дбар) и иеромонаха Андрея (Ампар), они обратились с открытым письмом к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и Священному Синоду Русской Православной Церкви, где в частности было сказано: «…Мы просим рассмотреть все документы, выданные канцелярией Майкопской и Адыгейской Епархии, непосредственно выслушать нас и вынести справедливое решение по вопросу, касающемуся нас и Церковно-народного собрания православного народа Абхазии».

И что? Церковный суд (если следовать букве 5-го правила Первого Вселенского собора: расследование с участием всех вообще епископов РПЦ, а не только Майкопского и Адыгейского) над архимандритом Дорофеем (Дбар) и иеромонахом Андреем (Ампар) так и не состоялся. И кто в таком случае нарушил церковные каноны?

Правило 15: «По причине многих смятений и происходящих неустройств, за благо рассуждено совершенно прекратить обычай, вопреки Апостольскому правилу обретшийся в некоторых местах: дабы из града во град не переходил ни Епископ, ни пресвитер, ни диакон. Если же кто, после этого определения Святого и Великого Собора, таковое что-либо предпримет, или допустит сделать с собою таковое дело: распоряжение да будет совершенно недействительно, и перешедший да будет возвращен в Церковь, к которой рукоположен во Епископа, или пресвитера, или диакона».

Если посмотреть, как это правило действует на территории Русской Православной Церкви, где до сих пор существует практика постоянного перевода епископов и священников из одной епархии в другую, из одной церковной общины в другую, то мы снова должны констатировать вопиющее нарушение церковных канонов, причем не только Вселенских соборов, но и Апостольских.

Только в Майкопской и Адыгейской епархии РПЦ с 1994 г. четырежды меняли правящего епископа. Этот факт оставлю без комментариев.

Абхазия фигурирует в церковной жизни Православной Церкви, в области канонической в частности, с 325 года. И первым сборником канонических постановлений, принятым Первым Вселенским собором, православная Абхазия руководствовалась уже в IV веке. Так что мне представляется, менторский тон с высоты канонического права по отношению к православной Абхазии несколько не уместен.

Предвзятый и формальный подход с точки зрения церковного права к абхазской церковной проблеме со стороны иерархов соседних Церквей, ставит нас перед дилеммой: либо избрать точное следование букве «закона» и как следствие — церковная жизнь в Абхазии погаснет окончательно (поскольку возврат в лоно ГПЦ и рукоположение от нее епископа Абхазии не приемлемо вследствие войны, навязанной Абхазии грузинской стороной), либо, следуя словам выдающегося российского церковного историка, профессора В.В. Болотова: «Канонично то, что полезно для Церкви», необходимо найти выход из положения, исходя из прежде всего идеи пастырской заботы о конкретном православном народе Абхазии.

 

Новый Афон,

10 июня 2011 г.

Опубликовано: 12.06.2019